Главная - Статьи

Правовой режим наличных денег

В соответствии с Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства был подготовлен проект Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

В законопроекте подверглись изменению положения об объектах гражданских прав, в частности ст. 128 ГК РФ изложена в следующей редакции: "К объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага". В данной редакции нашли разрешение долгие споры в советской и российской цивилистике по поводу правового режима денег. Позиция законопроекта по данному вопросу является логическим завершением доктринальных воззрений тех ученых-юристов, которые исходят из того, что деньги - это не один единый объект гражданских прав, а несколько разных и правовой режим денег зависит от того, какой вид имущества исполняет функции денег. Так, Л.Г. Ефимова, анализируя историю происхождения и эволюции денег, приходит к выводу, согласно которому нельзя говорить о правовой природе денег вообще; можно обсуждать лишь правовую природу и соответствующий ей правовой режим конкретного вида имущественных благ, который выполняет функции денег. Данный вывод поддерживают и другие юристы.

Включение наличных денег в состав вещей означает распространение на них вещно-правового режима. Отнесение безналичных денег (денежных средств) (Здесь и далее понятия "деньги" и "денежные средства" употребляются как равнозначные) к "иному имуществу" означает распространение на них иного, не вещно-правового (обязательственно-правового? (Большинство исследователей считают безналичные деньги правами требования)) режима. Законопроект оставляет вопрос о правовом режиме безналичных денежных средств открытым. Примечательно, что в предыдущем законопроекте, предлагаемом к принятию в связи с вышеупомянутым Указом Президента РФ, редакция ст. 128 ГК выглядела иначе. В состав вещей включались также только наличные деньги, но безналичные денежные средства не были отнесены к "иному имуществу". К тому же ст. 128 ГК содержала второй абзац, в соответствии с которым "к безналичным денежным средствам и бездокументарным ценным бумагам применяются правила об обязательствах, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа названных объектов гражданских прав".

Обращает на себя внимание тот факт, что внесение изменений в ст. 128 ГК в отношении денег преследовало цель определить правовой режим безналичных денег (ведь наличные деньги так и остались включенными в состав вещей). Последние, являясь по своей природе правами требования, не могут быть объектом права собственности подобно денежным знакам (банкнотам и монетам). Однако и в последнем законопроекте этот вопрос оставлен на усмотрение правоприменителей.
Не касаясь вопроса о правовой природе безналичных денег, также являющегося дискуссионным, рассмотрим сущность и юридическую природу наличных денег. Так ли все однозначно с вещными правами на наличные деньги, что это позволяет авторам законопроекта, переоценивая правовую природу безналичных денег, оставлять положения о наличных деньгах прежними?

Право собственности является наиболее абсолютным из всех вещных прав. Анализ норм действующего законодательства позволяет утверждать, что наличные деньги не удовлетворяют критериям объекта права собственности или по крайней мере не полностью вписываются в указанный институт гражданского права.
Рассмотрение проблемы вещных прав на деньги (Здесь и далее под термином "деньги" понимаются "наличные деньги" (в целях упрощения изложения), если иное прямо не указано в тексте) невозможно без обращения к вопросам истории появления и эволюции денег, наделения их определенным правовым режимом и развития последнего.

Деньги на протяжении всей своей истории принимали различные формы. В обществе, основанном на натуральном хозяйстве, практически отсутствует потребность в деньгах. В условиях, когда все виды продукции, необходимые для обеспечения жизнедеятельности, производятся в рамках семейного хозяйства для собственного потребления, а обмен товаров носит скорее эпизодический характер и связан с удовлетворением индивидуальных (например, обмен рыбы, выловленной рыбаком из одной семьи, на пшеницу, выращенную на полях другой семьи), а не массовых потребностей, существует бартерная экономика. Г. Зиммель описывает эту стадию развития обмена следующим образом: "До тех пор, пока предметы измеряются друг другом и обмениваются друг на друга в натуре, их субъективные и их экономические, объективные качества, их абсолютная и относительная (т.е. для отдельного индивида.) значимость еще не разделены; они не способны быть деньгами в той же степени, в какой деньги не могут служить предметом потребления" (Simmel G. The Philosophy of Money. 3rd ed.). Бартер предполагает прямой обмен товаров, в которых товаровладелец не нуждается в настоящее время и которые находятся в избытке, на необходимые ему товары.

С ростом численности населения и развитием производительных сил прямой обмен становится неудобным. Развивается обмен между различными социальными группами (родами, общинами, племенами), зачастую удаленными друг от друга. Часто оказывается, что товаровладелец, который желает обменять свой товар (например, рыбу), не может получить желаемый товар (пшеницу), поскольку владельцу пшеницы не нужна рыба. С другой стороны, владелец досок, которому нужна рыба, не может получить ее, поскольку владельцу рыбы не нужны доски. Появляются предпосылки для развития косвенного обмена. При косвенном обмене товар отчуждается (продается) не за те товары, в которых товаровладелец непосредственно нуждается, а за товары, которые можно при необходимости обменять на другие, необходимые данному лицу. В итоге появляется один или несколько товаров, на которые обмениваются все другие товары. Поскольку товары обмениваются по равной меновой стоимости, постольку они оцениваются в товаре, на который обмениваются все другие товары (он начинает играть роль меры стоимости). С укреплением косвенного обмена данный товар становится носителем меновой стоимости. Деньги приобрели стоимость, которую они в себе содержат, функционируя именно как средство обмена; если нечего обменивать, деньги не имеют стоимости.

По утверждению К. Маркса, "процесс обмена (К.И. Скловским описана альтернативная теория происхождения денег из дарения, а не мены, как утверждает К. Маркс и большинство других ученых.) дает товару, который он превращает в деньги, не его стоимость, а лишь его специфическую форму стоимости... деньги есть образ всех других товаров, отделившийся от них, или продукт их всеобщего отчуждения... они представляют собой абсолютно отчуждаемый товар... они [деньги] представляют собой ставшую самостоятельной стоимость товаров" (Маркс К. Капитал. Критика политической экономии.).

Товар, который функционирует в качестве меры стоимости, а поэтому также, непосредственно или через своих заместителей, и в качестве средства обращения, есть деньги. Золото (или серебро) функционирует как деньги в тех случаях, когда его функция - независимо от того, выполняет ли оно эту функцию само, своей собственной персоной, или через своих заместителей (других драгоценных металлов, которые в определенный исторический период были более удобны для использования, например, разменные (билонные) деньги. - М.К.), - закрепляет за ним роль единственного образа стоимости, или единственного адекватного бытия меновой стоимости, в противовес всем другим товарам, которые выступают только как потребительные стоимости. Деньги стали всеобщим эквивалентом всех других товаров, исполняющих функции меры стоимости, средства платежа и средства накопления (сохранения стоимости) (Вместо традиционных пяти функций денег, выделяемых К. Марксом (мера стоимости, средство обращения, средство платежа, средство накопления, мировые деньги), современные экономисты выделяют, как правило, всего три функции.). При этом значение денег как средства хранения и перемещения стоимости зависимо и производно от функции денег как средства обмена; без последней данные функции не могли бы быть осуществлены, в то время как функция средства обмена относительно независима от них.

Для того чтобы стать деньгами (т.е. средством обмена), товар (вещь) должен был обладать известной полезностью (ценностью) для человека, быть достаточно распространенным, но вместе с тем достаточно редким, чтобы быть мерой стоимости других товаров. К. Маркс указал следующие необходимые физические свойства товара, которыми он должен обладать для того, чтобы превратиться в деньги: произвольная делимость, однородность частей и отсутствие различий между всеми экземплярами этого товара. При этом, являясь материализацией всеобщего рабочего времени, он должен быть однородным и способным представлять только количественные различия. Другим необходимым свойством является прочность потребительной стоимости товара, так как он должен сохраняться в процессе обмена. Благородные металлы обладают этими свойствами в превосходной степени. Этим К. Маркс и объясняет выделение благородных металлов (прежде всего золота и серебра) в качестве средства обмена, наделение их функциями денег.

Однако объяснение К. Марксом превращения благородных металлов в деньги относится, по-видимому, к более поздним историческим эпохам, чем стадия зарождения денег из прямого обмена. В разных географических районах Земли эквивалентами всех других товаров, функционировавших в качестве средства обмена, становились различные товары. Вследствие этого предметы, исполнявшие функции денег, в разных частях света и у разных народов отличались. Г. Зиммель выделяет две категории таких предметов, составляющих архаичную, товарную форму денег. С одной стороны, существовали деньги с полностью определенной (т.е. потребительной) стоимостью, такие, как крупный рогатый скот или хлопковая ткань, которые обращались при совершении крупных платежей, с другой стороны, полностью абстрактные, идеальные (т.е. почти не имеющие потребительной стоимости) деньги, такие, как ракушки, кора шелковицы (тутового дерева), обнаруженные Марко Поло в Китае, или куски фарфора с китайскими иероглифами, обращавшиеся в Сиаме. Вторая категория денег, очевидно, свидетельствует о более высоком уровне развития народов, использовавших такие деньги, поскольку требуется определенное время для абстрагирования людей от тех полезных качеств предмета, выступающего в роли денег, которые, собственно, и позволяют этому предмету стать деньгами. Такое абстрагирование происходит, когда люди начинают понимать: для того чтобы функционировать в качестве денег, предмет не обязан обладать собственной, потребительной стоимостью.

Постепенно деньги в товарной форме утрачивают качественные характеристики, с тем чтобы стать идеальными количественными измерителями стоимости - счетными единицами. Г. Зиммель демонстрирует этот факт на примере Древней Руси. Первоначально средством обмена служили шкурки куницы. С развитием торговли размер и качество каждой отдельной шкурки потеряли значение для их обменной стоимости; каждая шкурка просто приравнивалась к другой, и только их количество имело значение. В конце концов в качестве денег стали использоваться только кончики шкурок, а затем кусочки кожи, надлежаще проштампованные государством. Деньги все более становятся символом экономической стоимости, поскольку экономическая стоимость - не что иное как отношение обмениваемых товаров.

Примечание. К. Маркс в отличие от Г. Зиммеля считает деньги не символом стоимости, а носителем стоимости (см.: Маркс К. К критике политической экономии. С. 35 - 36). Различие между указанными концепциями состоит в том, что "символ стоимости" - это внешний знак, абстрактно выражающий меновое отношение всех товаров между собой, а термин "носитель стоимости" предполагает, что деньги сами в силу своего положения и выполняемых функций содержат в себе меновую стоимость.

Драгоценные металлы (прежде всего золото и серебро), наиболее широко использовавшиеся в качестве денег, первоначально взвешивались при совершении каждого платежа для определения их стоимости по весу и представляли собой в чистом виде товарные деньги. В целях устранения необходимости каждый раз взвешивать слитки при платежах отдельные купцы стали проставлять вес и пробу металла на слитках и заверять их оттиском своей печати. Позже эта функция перешла к государству, печати которого доверяют больше, чем печати купца. Такие слитки получили название "монеты". Несмотря на то что первоначально такие монеты все равно взвешивались, постепенно, с ростом авторитета государства, они стали приниматься в платежи без взвешивания.
Прием монет с обозначенным на них весом без их взвешивания знаменовал начало новой эпохи в эволюции денег. Вес монеты стал номинальным, иными словами, монета отныне принимается в платежи по номиналу (Данный факт объясняет, в частности, почему в названиях некоторых денежных единиц (например, фунт стерлингов) до сих пор сохранилось указание на единицу веса). Для утверждения новой денежной системы во главе с принципом номинализма во многих государствах была установлена уголовная или иная ответственность за прием монет в платежи по весу (за взвешивание монет) или по курсу, отличному от обозначенного на них. Тем самым государство придало монете принудительный курс. Такие деньги перестали быть товарными деньгами, поскольку обмениваются по принудительному курсу, установленному их номиналом, но еще не стали кредитными деньгами, поскольку (потребительная) стоимость металла, из которого изготовлены монеты, продолжает играть роль поддержания ценности этих денег в глазах людей. Придание монетам принудительного курса превратило их из полноценных денег в денежные знаки. В денежной системе монета как денежный знак имеет не стоимость, а платежную силу в соответствии с установленным государством масштабом цен. С тех пор как деньги стали функционировать как чистые символы, знаки стоимости (кредитные деньги), меновая стоимость превратилась в платежную силу и стала зависеть исключительно от государства, а не от свободного обмена. В настоящее время о "стоимости" денег можно говорить разве что в экономической теории при анализе обмена и движения капитала, но не в гражданском праве.

Таким образом была создана денежная единица. Поскольку отныне государство отвечало за прием своих монет в платежи, каждое государство установило собственную денежную единицу.

Примечание. Денежная единица - это установленное в законодательном порядке название денег страны (рубль, доллар, марка и т.д.), элемент национальной денежной системы, иными словами, идеальная счетная единица, на которую ведется исчисление денег.

Деньги стали обладать свойством квантитативности, т.е. единственной значимой характеристикой таких денег является их количество. По утверждению В.П. Мозолина, деньги представляют собой предмет, имеющий одно измерение, в котором количество обращающихся денег на рынке и их качество составляют единое целое. Качеством денег является их количество при использовании их в роли стоимостного эквивалента товаров на рынке.

До установления принудительного курса монеты и утверждения принципа номинализма правовой режим денег не отличался от режима вещей. Поскольку обмен невозможен без частных собственников и в классическом варианте совершается путем передачи товара продавцом покупателю и денег покупателем продавцу, постольку для товарно-денежного обмена необходимо наличие права собственности на золото или серебро в слитках или представленное в форме соответствующей монеты с определенным весом и пробой (без принудительного курса), которое переходит с передачей (traditio) данных слитка или монеты. Однако такой товарно-денежный обмен все еще представляет собой мену, а не куплю-продажу. Товарные, полноценные деньги являются благом, принимаемым к обмену потому, что содержат в себе значительную полезность для человека (потребительную стоимость), хотя на поздних этапах развития товарных денег полезность может проявляться лишь в эстетических качествах, как в случае с золотом и серебром. Стоимость их определяется вещественными характеристиками (в случае слитков и монет без принудительного курса - весом драгоценных металлов), а не количеством денежных единиц. Такие полноценные деньги, обращавшиеся на свободном рынке без вмешательства государства и обмениваемые на другие товары по их потребительной стоимости, никаких особенностей в юридических конструкциях права собственности на них и обязательственных отношений не порождали.

Но, как только данные товары стали деньгами с принудительным курсом, конструкция права собственности на деньги принципиально изменилась. Придание весовым кускам драгоценных металлов номинальной стоимости путем чеканки монеты, т.е. создание денежной единицы, и введение принципа номинализма устранили свободный обмен, установив денежную систему государства с определенными правилами. Отныне содержание субъективных прав на деньги стало определяться государством.

В отличие от других заменимых вещей денежные знаки, по мнению А. Нусбаума, отличаются одной особенностью: при передаче и принятии их учитывается исключительно отношение денежного знака к определенной идеальной единице, вследствие чего материальный и ценностный субстрат денежного знака не является моментом, определяющим понятие денег. Логически идеальная единица, которая характеризуется определенным наименованием, является приматом в отношении денежного знака, но она овеществляется в этом последнем так, что каждый денежный знак выражает определенное числовое отношение к ней. Несмотря на то что с передачей монеты при платеже происходит передача платежной силы, заключенной в монете, помимо ее потребительной стоимости, право собственности распространяется лишь на материальный носитель - монету. Собственник монеты не создает и не изменяет номинал монеты. Номинал монеты не зависит от его воли и устанавливается государством. В современных кредитных деньгах номинал не зависит от реального содержания драгоценного металла в монете, соответственно, от ее потребительной стоимости. Таким образом, в отношении платежной силы монеты по номиналу собственник не может осуществлять свою власть наиболее абсолютным образом, подобно тому, как он осуществляет ее в отношении вещи. Кроме того, вещные права по общему правилу распространяются только на вещи и не могут распространяться на такую абстрактную субстанцию, как платежная сила. Иначе говоря, право собственности распространяется лишь на денежный материал, а не на деньги в целом, состоящие по своей структуре из денежного материала-носителя и платежной силы, заключенной в нем.

Примечание. "На самом деле юридическая проблема денег состоит в том, что предметом собственности могут быть только наличные деньги, и только как предмет собственности эти деньги могут быть в полной власти их собственника" (Скловский К.И. Указ. соч. С. 150). К.И. Скловский также подчеркивает, что деньги никогда не могут находиться в полной власти собственника.

Деньги вышли из мира товаров и принесли с собой в мир денег свойственный товарам вещно-правовой режим. В одном из высказываний К. Маркса, хотя и относящемся к периоду полноценных денег, содержится предпосылка установления вещно-правового режима наличных денег: "...деньги - сами товар, вещь, которая может стать частной собственностью всякого человека. Общественная сила становится, таким образом, частной силой частного лица". Такая привязка прав собственника денег к собственности на материальный носитель после перехода к деньгам с принудительным курсом и перехода от "стоимости" к "платежной силе" произошла автоматически и служила утилитарным целям - привязать платежную силу к чему-то материальному, вещественному, для того чтобы этой платежной силой было возможно распоряжаться наиболее простым и удобным способом. К тому же такая привязка прав наиболее наглядно показывает принадлежность денег определенному лицу.

Примечание. С другой стороны, К. Маркс утверждал: "Денежная форма товаров, как и вообще их стоимостная форма, есть нечто отличное от их чувственно воспринимаемой реальной телесной формы, следовательно, форма лишь идеальная, существующая лишь в представлении".

Таким образом, с обретением деньгами принудительного курса, с тех пор как они стали денежными знаками и символами стоимости ("Развитие денег стремится к идеалу чистой экономической стоимости, который им никогда не достичь" (Simmel G. Op. cit. P. 156)), деньги перестали быть вещами. Несмотря на то что для денег установлен вещно-правовой режим, деньги "сопротивляются" навязанной им вещественности. Это проявляется в несоответствии вещно-правовому режиму отдельных юридических последствий обращения денег.

Во-первых, деньги не вполне удовлетворяют той конструкции права собственности, которая заложена в ГК РФ. В частности, традиционная триада правомочий собственника не соответствует возможным правомочиям лица в отношении денег. Прежде всего деньги не обладают потребительной стоимостью, т.е. не обладают полезностью употребления их человеком и извлечения из этого потребления выгод и доходов, поэтому вряд ли возможно говорить о правомочии пользования деньгами. Соответственно, деньги нельзя передать в пользование, например по договорам аренды или безвозмездного пользования, их можно передать только в собственность. Единственным случаем "использования" денег является распоряжение ими, в результате чего деньги как бы "потребляются".

Примечание. В принципе деньги достаточно легко индивидуализируются, к примеру, номерами банкнот, но в случае такой передачи индивидуализированных денег causa обязательства изменяется и они передаются в аренду или безвозмездное пользование уже не как деньги, а как товар (например, передача в аренду редких банкнот и монет для съемок фильма), поскольку использование их "денежных" свойств (использование в качестве средства платежа) невозможно при индивидуализации.
Примечание. В случаях, предусмотренных законом, деньги могут быть объектом доверительного управления (п. 2 ст. 1013 ГК РФ), при этом не переходя в собственность доверительного управляющего (п. 1 ст. 1012 ГК РФ). Однако такая конструкция обязательственных отношений и распределения вещных прав на объект доверительного управления выглядит противоречивой и, учитывая факт заимствования данного вида обязательства из правовых систем стран общего права, не вписывается в континентальную правовую систему. Как доверительный управляющий может распоряжаться денежными средствами учредителя управления путем приобретения каких-либо активов, нарушая при этом известный принцип "Nemo plus iuris ad alium transferre potest, quam ipse haberet" ("Никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам"), если он не собственник переданных ему денежных средств?

Право собственности - наиболее полное имущественное (т.е. наиболее абсолютное) право, предусмотренное гражданским законодательством. Субъективное право собственности закрепляет за его обладателем экономическую власть над объектом права собственности. Однако рост, как и вообще изменение количественной ценности денег (а количество - это их главное качество), не только самопроизволен и спонтанен, но и постоянен, к тому же находится вне власти, вне контроля их собственника. Собственность на деньги оказывается всегда неполной, несовершенной (хотя право собственности - право полное и совершенное).

Во-вторых, деньги не удовлетворяют критериям объекта права собственности, которым может являться только вещь. Банкноты и монеты являются вещами, однако право собственности на банкноты и монеты еще не является правом собственности на деньги, как уже было указано. Очевидно, что право собственности на наличные деньги "привязано" не к собственно бумаге, на которой напечатаны банкноты, или металлу, из которого выплавлены монеты, а к платежной силе по номиналу, указанному на них.

В-третьих, к защите прав на деньги не применимы вещно-правовые способы защиты. Виндикационный и негаторный иски не могут быть использованы для защиты прав собственника денежных знаков. В силу тех или иных причин затруднительно также использование для этого исков о признании права собственности и об освобождении имущества от ареста. Надлежащими способами защиты прав на деньги являются иск о взыскании неосновательного обогащения и возмещение убытков.
В-четвертых, деньги особым образом входят в предмет возмездных договоров. В содержание права собственности, как и иных вещных прав, не входит стоимостная характеристика объекта права собственности. Иными словами, право собственности "безразлично" к стоимости его объекта, и его конструкция не охватывает стоимостные характеристики объекта. Деньги, несмотря на то что обладают в отличие от товаров фиксированной стоимостью, точнее платежной силой, проявляют свою платежную силу исключительно в обязательствах. Такие обязательства называются денежными, и деньги выступают в них в качестве средства платежа.
Как объект гражданских прав и средство платежа деньги входят в предмет возмездных договоров посредством института цены (ст. 424 ГК РФ). Цена устанавливает конкретную сумму денег, становящуюся предметом денежного обязательства в рамках возмездного договора. Если сами деньги являются основным предметом обязательства (заем и кредит, банковский вклад, банковский счет), институт цены не используется, а формой встречного предоставления, вознаграждения стороны являются проценты.
Особенности денег как объекта права собственности наводят на мысль о том, что право собственности в правовом режиме наличных денег является не единственным и не основным правом, характеризующим обладание лица деньгами.
Придание государством деньгам законной платежной силы обусловливает появление законного платежного средства. Л.А. Лунц связывает создание законного платежного средства с установлением государством для денежных знаков законной платежной силы по номиналу. Это было ошибкой Л.А. Лунца, повлиявшей на последующее развитие цивилистической мысли в данной сфере. Привязка законного платежного средства к денежным знакам (банкнотам и монетам), связывание этих двух понятий (т.е. наделение свойством законного платежного средства денежных знаков) было актуально в эпоху полноценных денег, в том числе разменных бумажных денег, однако во время написания Л.А. Лунцем его работы уже появились неразменные бумажные деньги. Режим законного платежного средства должен придаваться не определенного рода денежным знакам, а определенной денежной единице, поскольку для исполнения роли "крайнего и принудительного средства исполнения обязательств", "универсального суррогата исполнения имущественных обязательств" кредитными деньгами (неразменными бумажными деньгами и другими видами денег с принудительным курсом) свойства денежного материала (т.е. привязка платежной силы к денежным знакам - банкнотам и монетам) не имеют значения. Эта ошибка повлекла за собой новые ошибки в цивилистике - различение понятий "деньги" и "денежные средства" и утверждение о том, что деньги могут быть только вещью. Верная позиция в этом плане обозначена в ГК РФ, в соответствии с которым рубль (т.е. денежная единица государства, а не банкноты и монета как денежные знаки) является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории РФ (ст. 140).

Право собственности на денежные знаки в правовом режиме наличных денег дополняется особым субъективным гражданским правом на платежную силу (далее - право на платежную силу), заключенную в денежных знаках по воле государства. Право на платежную силу вытекает из права собственности на денежные знаки подобно тому, как право из ценной бумаги основывается на праве на ценную бумагу. Право на платежную силу является правом sui generis. С одной стороны, оно основывается на праве собственности на денежные знаки как на титуле, с другой стороны, существует относительно независимо от него. Можно поменять титул (основание права) - денежные знаки - на ту же сумму, и право на платежную силу останется неизменным. Это не право требования, но абстрактное право хранения и распоряжения платежной силой, выраженной в денежных единицах, заключенной в денежных знаках, основанной на установленной законодательством денежной системе государства.
Указанное субъективное гражданское право означает доступ лица к денежной системе государства, которая в России основана на Конституции РФ, ГК РФ, Федеральных законах от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности", от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" и др. Приобретая денежные знаки, лицо соглашается с правилами денежной системы: правилами осуществления расчетов, порядком ведения кассовых операций, порядком замены денежных знаков старого образца на денежные знаки нового образца, валютными ограничениями и т.д. Государство же гарантирует использование данных денежных знаков в качестве законного платежного средства.
Право на платежную силу имеет только одну характеристику - числовую - и включает два правомочия: хранения платежной силы и распоряжения ей. Ввиду того что данное право лишь фиксирует абстрактную сумму платежной силы и позволяет субъекту ее хранить и распоряжаться ею в соответствии с установленными законодательством формами хранения (денежные знаки (вещи), счета (обязательства)) и формами распоряжения, т.е. формами расчетов, оно не может существовать самостоятельно. Соответственно, право на платежную силу основывается на праве владения (обладания) лицом деньгами в той или иной форме (Как известно, функции денег могут выполнять различные виды имущества). В случае с наличными деньгами речь идет о праве собственности на денежные знаки.

Право на платежную силу передается вместе с правом собственности на эти денежные знаки, т.е. в случае если расчеты происходят в наличной форме - путем вручения денежных знаков, аналогично передаче права по ценной бумаге на предъявителя. В соответствии с п. 1 ст. 146 ГК РФ для передачи другому лицу прав, удостоверенных ценной бумагой на предъявителя, достаточно вручения ценной бумаги этому лицу. В отношении наличных денег (и в отношении денег вообще) специальных правил передачи заключающейся в них платежной силы законодательством не предусмотрено.
Учитывая то, что банкноты и являлись в прошлом ценными бумагами (векселями) на предъявителя, Л.А. Лунц указывает: "При известных условиях такой документ (ценная бумага на предъявителя, подтверждающая требование к банку о размене ее на монеты. - М.К.) может передаваться от лица к лицу без того, чтобы когда-либо было заявлено банку вытекающее из него требование; в этом случае документ этот сам становится денежным знаком и заменяет собою тот предмет, на получение которого он направлен".

Право требования из такой ценной бумаги становится абстрактным, однако стоимость, которую представляет собой данное требование, переходит в платежную силу денежного знака. Этот вывод подтверждает и современное законодательство. В соответствии со ст. 30 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" банкноты и монета Банка России являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами. "Безусловные обязательства", указанные в данной норме, не являются обязательствами в смысле ст. 307 ГК РФ, и на них не распространяются нормы об обязательствах. Это "абстрактные" обязательства. На такие "безусловные обязательства" собственник денежных знаков может ссылаться в отношениях с третьими лицами, но не с Банком России (например, в случае, когда речь идет о признании таких денег платежеспособными в какой-либо стране). Монеты в смысле юридического соотношения денежного материала с заключенной в нем платежной силой от банкнот ничем не отличаются.
Вместе с тем право на платежную силу не является правом требования, вытекающим из права на денежные знаки. Право на платежную силу предоставляет возможность погашения лицом долга по денежному обязательству и понуждения кредитора по денежному обязательству принять их в качестве законного средства платежа под страхом впадения в просрочку. Понуждение кредитора к принятию платежа не означает право требования принятия кредитором денег в уплату долга, однако отказ или уклонение кредитора принять законное платежное средство в уплату долга освобождает должника от ответственности за его неуплату. Право на платежную силу обращено, таким образом, не против государства - эмитента денег, а против субъектов частного права, в денежном обязательстве с которыми оно (право) становится правопритязанием на погашение долга. Государство же гарантирует данное право силой государственного принуждения.

Рассмотрение правового режима наличных денег исключительно в контексте права собственности на денежные знаки означает игнорирование сущности денег и ведет к неточностям и юридическим ошибкам. Право собственности на деньги не более чем фикция, необходимая для нормального экономического оборота в отсутствие ясных положений о субъективных гражданских правах лиц на деньги. Выделение права на платежную силу в правовом режиме наличных денег нивелирует те недостатки вещно-правового режима наличных денег, которые придает ему автоматическое распространение на них права собственности и иных вещных прав.
Таким образом, содержание права собственности на наличные деньги не соответствует содержанию права собственности на вещи. Данный факт не позволяет безоговорочно относить деньги к объектам права собственности и включать наличные деньги в состав вещей, распространяя на них вещно-правовой режим. Однако право собственности, будучи наиболее полным и абсолютным субъективным гражданским правом, всегда использовалось для переноса на иные, не подпадающие под критерии вещи, объекты гражданских прав правового режима вещей в целях придания правам на эти объекты абсолютности (вспомнить хотя бы проприетарную концепцию исключительных прав - "интеллектуальная собственность").
К.И. Скловский, однако, с подозрением относится к критике вещно-правового режима денег: "Критика уязвимых мест упомянутых концепций не могла не привести к появлению таких взглядов, согласно которым "признание денег вещами является пережившей свое время традицией" с неизбежно вытекающим из этого предложением выйти за пределы дихотомии вещи - обязательства и создать "отдельный объект гражданского права - деньги"... Такой подход... не приводит к решению проблемы, которая лежит глубже дихотомии частных прав".

Аргумент к стабильности системы права может "перевешивать" аргумент к истине только при наличии оснований, свидетельствующих о том, что сохранение существующего порядка принесет больше пользы и причинит меньше вреда, чем изменение этого порядка. В противном случае какое-либо совершенствование права было бы невозможно.
Совершенствование гражданского законодательства неизбежно затронуло наболевшую проблему правового режима денег. Однако такая реформа, которую предлагает измененная редакция ст. 128 ГК РФ, является половинчатой.
Мы не предлагаем конкретных изменений в законодательство. Вместе с тем выделение двух субъективных прав в правовом режиме денег - права собственности и права на платежную силу - более близко к истине, чем фиктивное распространение на деньги вещных прав, охватывающих лишь вещную "оболочку" денег - денежные знаки, но не деньги в целом.

Декабрь 2012 г.





Статьи по теме: